Hi-tech революция в методах расследования.
Дата публикации: 21.06.2010

Декабристы в июне 2010.

Многие не обратили особого внимания на молодежную банду в Уссурийске, нападавшую на милиционеров. А между тем это знаковое событие. Как бы ни преступно их оправдывать, но это не уголовщина. Молодые парни отдали свои жизни за свою страну – ту страну, которую они хотели бы видеть. Отдали безрассудно и преступно.

hitech_investigation1.jpg

Сегодня в милиции есть один единственный метод расследования – выбивание доказательств путем нравственных и физических страданий как обвиняемых, так и свидетелей, и даже подозреваемых, причем всех без разбора. Он сложился исторически в виду отсутствия каких-либо условий для интеллектуального расследования. У милиции нет ни техники слежения, ни компьютеров, ни каких-либо экспертиз. В милиции до сих пор нет зарплат, хотя бы уровня Беларуси или Грузии.

Не дай Бог, конечно, в связи с массовыми протестами населения против такого метода, Медведев запретит его. Тогда все! Тогда страна погрузится в криминальный хаос. Ведь ничего другого на сегодняшний день нет в нашей милиции.

Следственные действия себе могут позволить только денежные компании, люди с финансами и высокие чиновничьи руководители. Когда эти категории участвуют в процессе, только тогда в работу включаются мозги следователей, экспертные центры и глобальные системы поиска. Все, что я здесь перечислил, в нашей стране существует в штучных экземплярах. Но это количество полностью соответствует нашему узкому рынку, широким массам населения оно недосягаемо. Если вас красиво обокрали, никто не будет особо вникать в заумные технологии, проводить экспертизы (на них все равно нет денег), устраивать следственные процедуры. Тем, кто это мог бы делать, времени дается ровно столько, чтобы написать отчет о проделанной работе. Плюс во время дежурства есть возможность «поколоть» подозреваемого.

Это не воскресный фельетон, все так на самом деле, мы постоянно с этим сталкиваемся по роду своей деятельности, но никого не обвиняем, потому что не знаем, кого обвинить. Разве что правительство. Но его обвинять бессмысленно.

Видимо, молодые ребята, столкнувшись с СИСТЕМОЙ, не смогли с ней смириться. Если бы они были постарше, то, наверное, понимали бы, что без этой системы страна погрузится во тьму. Но свои жизни все же загубили не зря. Был дан сильный толчок, замеченный в том числе и наверху, что пора переходить от диких методов к цивилизованным. Надо обеспечивать правоохранительные органы компьютерами, следственными принадлежностями, экспертными центрами, средствами аудио- видеофиксации, набирать умных парней, давать им зарплату. И хотя в официальных СМИ все еще продолжает муссироваться теория терроризма и скинхедовского заговора, но именно об этом сегодня заговорили на самом верху. Нам это известно в виду своей профессиональной деятельности.

Опять же не хотелось бы поиметь резких движений, еще раз повторяю, что реальный запрет пыток приведет к разгулу криминала. Но постепенный переход от ударов по печени к расследованию с помощью головы (без сотрясения мозга), думаю, нашей стране пора осуществить. Тем более, что сами сотрудники милиции будут этому только рады. Изначально у них нет никаких патологий в этой сфере, жестко работать с «клиентурой» их заставляет идеология, которой пронизана наша милиция. А милиционеры лишь честно исполняют свой долг.

Майор Евсюков лишь жертва системы, после десятка лет работы в такой психической атмосфере мозги нормального человека иногда съезжают. Наверное, им надо выдавать спирт бесплатно. Невольно этот человек тоже поучаствовал в научно-технической революции российской милиции – наверху начали задумываться, а что в этой системе не так. Все эти люди преступники по определению, но наказывать их не за что. А всеобщая ненависть народа – это лишь наша национальная черта. Наверное, теперь и меня включат в черный список. Ладно, запишите где-нибудь, лично я назвал эти события предвестниками высокотехнологичных перемен в российской милиции.

hitech_investigation.jpg

Олег Гришанин.

Распределенно-сетевая ломка сознания.
Пора перестать делать вид, что продавец с заказчиком понимают друг друга.
Электрик и компьютерщик – это две разные профессии.
А МАК-адрес – это не точка продажи наркотиков.