Особенности экспертного исследования цифровых видеоматериалов
Дата публикации: 11.07.2012

Сравнение покадрового (MJPEG) и потокового (MPEG) типов кодеков. Часть 5.

Охранная видеозапись часто предназначена, чтобы фигурировать в суде в качестве доказательства. Поэтому было бы несправедливо обойти стороной этот пункт в нашей серии сравнений.

damaged_reputation_evidence.jpg

Начнем с мифа, что потоковая запись не принимается в качестве доказательства в судах. Нам бы и самим хотелось в это верить, возможно, мы и пустили этот миф :), но это не так. Реальная практика (участие экспертов Спецлаб в судах) вот уже много лет показывает, суды с удовольствием верят всем видам записи от любой аналоговой до любой цифровой.

И вообще в нашей стране какая-то странная правовая система! Презумпция невиновности распространяется не только на обвиняемого, но и на всех участников процесса. Поэтому любые даже ложные материалы по делу очень сложно оспорить, т.к. для этого надо доказать, что свидетельства ложные. Если кто-то не понял, попробуем перевести эту явную дурь: свидетель показывает фото, где Вы убиваете человека, и ВЫ должны доказать, что свидетель лжет, ведь у него тоже презумпция невиновности. И уже судья на свое усмотрение решает, у кого эта презумпция покруче будет. Мы не юристы, нам непонятен этот бред, но с ним приходится сталкиваться сплошь и рядом.

Поэтому, если вы обладаете хоть какой-то видеозаписью, неважно на каких технологиях сделанной, то мама держись! Конечно, если ваша противная сторона не сможет доказать ее ущербность. Это странно, но бремя доказательства подлинности или подделки записи лежит на том, кто против нее выступает. Полный бред – но это наша жизнь!

От несколько чувствительной темы политики (извините, наболело) перейдем к нашим технологиям, что же на практике надо знать при предъявлении видеоматериалов (как в Вашу пользу, так и против Вас) в качестве доказательств в суде?

Так вот, хотите – верьте, хотите - нет, но наша правовая судебная система устроена так, что СУД ВЕРИТ ВСЕМУ (сами в шоке!). Если ПЕРВАЯ сторона говорит, что запись подлинная, и она приводит доказательства, что сумку в магазине украла ВТОРАЯ сторона, то суд в это верит. Но только до тех пор, пока ВТОРАЯ сторона не скажет, что запись – подделка и тоже приведет доказательства. Здесь обязательная фраза: приведет доказательства! Т.е. выкрики типа «все это монтаж и проделки Урфина Джуса» не проходят, нужны авторитетные доказательства. Поэтому давайте разбирать авторитеты.

Раз уж мы сравниваем методы кодирования изображения, то авторитета у потоковых кодеков несколько меньше. Например, у Википедии в описании кодека H.264 слово «предсказание» употребляется 12 раз: http://ru.wikipedia.org/wiki/H.264. Чего говорить, среди людей лишь единицы, кто умеет более-менее прилично предсказывать, а про машинные программы даже говорить неприлично. И этот момент будет сильно давить на решение судьи о признании подлинности такой записи. И судья даже назначит экспертизу.

Некоторые почему-то уверены, что экспертиза по таким вещам проводится всегда. Это заблуждение. Даже, чтобы ее назначили, вам нужно доказать такую необходимость. И это еще одна странность нашего судопроизводства, о чем мы обещали больше не говорить.

Но в данном случае наша громкая фраза «у Википедии в описании кодека H.264 слово «предсказание» употребляется 12 раз» на само обстоятельство доказательности никак не влияет. Суд, может быть, и понизит рейтинг этой записи где-то глубоко в душе, да и только. Более того, блуждать в коридорах технических определений – несудейское это дело.

Что скажет эксперт? Опустим тему, что есть еще одна странность: экспертиз может быть много, и они даже могут выдавать противоположные заключения – опять не удержались от офтопа. Но, вообще, чем больше людей этим занимается, тем ближе к истине выходит результат (из практики). Окончательное мнение эксперта (или экспертиз) будет строиться на том, что видеозапись в потоковом кодеке вполне допустима в качестве доказательства. Ну, не получилось положить на лопатки потоковые кодеки в этой статье!

Однако, есть одно но. По всем инструкциям и положениям рекомендованных методик исследования для центров экспертиз видеозапись рассматривается как последовательность кадров. Здесь ключевое слово – кадров! Экспертиза должна предоставить суду те кадры (именно кадры, а не видеозапись), по которым производилось исследование. Они должны быть распечатаны и описаны экспертом. С отходом в прошлое видеопленок ушли те времена, когда достаточно было поставить штамп под словом «Подлинно!». Теперь под лупой рассматриваются все кадры, на базе которых строится обвинение. И это, однозначно, прогресс, иначе потоковым кодекам было бы вообще не жить, т.к. ни один эксперт не поставит подпись под «угадальным» алгоритмом.

В нашей практике был человек, который потребовал описать цифровую видеозапись на CD-диске  как видеопоток, но сдулся при геморе, связанным с доказательством, что видеозапись на диске – это та запись, о которой идет речь. Еще одна удивительная проблема в нашей стране – нет таких юридических процедур. Еще пленку по старинке могут принять, а вот цифровую видеозапись пока нет. Один единственный нотариус в большом городе согласился это подтвердить, но заняло у него это 2 месяца. Когда мы получили материал, чуть не упали от тяжести доказательств. Трактат на почти 800 листах подробно описывал всё происходящее в видеозаписи. Физический вес ему добавляли матерчатые прошивки и сургучные печати. Но всё тщетно, получалось, что мы имели право оценивать только текстовый трактат, а не видеозапись. Если кто-то думает, что в нашей стране на все случаи жизни существуют юридические процедуры, сильно ошибается. Слава Богу, люди научились пользоваться принтером. Бумажка – вот уже много столетий – непреложный носитель всех доказательств.

В видеозаписи на базе покадровой компрессии никаких проблем с выдергиванием отдельных кадров из видео нет. А вот при извлечении таковых на базе потоковой компрессии придется помучаться. Наверное, вам уже не надо объяснять, что в потоковой межкадровой компрессии самих кадров как таковых на диске, по большей части, нет. Между ключевыми кадрами физически существуют лишь межкадовые изменения, составляющие, может быть 5% от всего кадра. Получить из них полные кадры не всегда предоставляется возможным. Или, учитывая, что в алгоритме потоковых кодеков применяется много предсказательной математики, выглядеть эти кадры могут не самым естественным образом.

Таким образом, если момент кражи или убийства не приходится на ключевой кадр, часто доказать такой факт невозможно. Расстояние между «ключевиками» может составлять и 100, и 200, и даже более кадров. Вы уверены, что кража или убийство  будут проходить долго или с многократным повтором дублей – специально для качественной видеозаписи? Видеозапись в потоковом кодеке не имеет дискриминации в суде, но вероятность подтверждения ее подлинности значительно меньше, чем в покадровом.

Мы построили последнюю фразу именно так, чтобы было понятнее простым людям, если поставить ее по-юридическому, то будет как-то так:  У видеозаписи в потоковом кодеке значительно больше шансов быть оспоренной. Ведь, как мы уже говорили и обещали больше не говорить, что бремя доказательства лежит на том, кто выступает против. Т.е., если ваш оппонент, даже зная, что он убийца, даже при отчетливо сделанной видеозаписи, где видно, что он убивал, потребует проведения экспертизы, суд может удовлетворить его «просьбу». А там, как карта ляжет – ведь потоковый кодек основан на предсказании.

Но это не все превратности доказательной базы в наших судах.

Продолжение следует…


Подмоченная репутация доказательной базы.

Сравнение покадрового (MJPEG) и потокового (MPEG) типов кодеков. Часть 6.

Почему мы видим не то, что слышим? Или почему убитый человек прекрасно себя чувствует?
Сравнение покадрового (MJPEG) и потокового (MPEG) типов кодеков. Часть 4.